видео тест
Май 14, 2018
Наши бабки на выдумки горазды
Май 14, 2018

Комариный Павловск в режиме онлайн. Глазами ВГУ

 

ПРОСТЫЕ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПАВЛОВЧАНЕ

Павел Пономарёв. 20:14 

ВАНЬКА-ХУДОЖНИК

– Мы можем поговорить с директором? – спрашиваем у мужчины в вельветовом плаще, клетчатом костюме и рубашке в синюю полоску, встречающем нас на входе в Павловский краеведческий музей.

– У нас нет директора, – угрюмо отвечает мужчина – солидный, с зачёсанными назад смолисто-пепельными волосами, – есть только научный сотрудник, то есть я.

– Нас должны были встретить.

– Я вас должен был встретить. Я и разрабатывал все эти квесты – вместе с вашими руководителями. И что же вы от меня хотите узнать?

– В первую очередь, наверное, информацию о педучилище, которое вы называете «красным Капитолием».

– А я не называл наше педучилище «Красным Капитолием». Это уже ваши руководители нафантазировали – никогда оно красным не было. Так им и передайте. Я только сказал, что это здание похоже на Капитолий по архитектуре.

Директор Павловского краеведческого музея Иван Удодов – в ужасном виде (сам так про себя сказал), поэтому фотографироваться отказался категорически:

– Терпеть этого не могу, особенно для публикаций. Я в таких случаях всегда прячусь.

Иван Николаевич простыл – на Девятое мая попал под дождь (а был в одной короткой рубашке). И сегодня уже собирался было уходить домой – температурил – но мы успели его застать на рабочем месте. Когда он узнал, что кроме нас двоих – Тани и меня – к нему «в гости» больше никто прийти не намеревается, расклеился ещё больше:

– Надо было всё-таки уходить. Не подходите ко мне близко – я ужасен!

(Это он о нас так позаботился – чтобы мы не заразились. Его простудой.)

Рассказывая о том самом «красном Капитолии» – бывшем павловском реальном училище, а ныне средней школе – вспоминает, как преподавал в ней рисование и черчение:

– Но это было в 92-м – 94-м годах. А сегодня она – «с УИОП», – брезгливо выговаривает аббревиатуру «с углублённым изучением отдельных предметов».

– Я тоже ваш как бы коллега, – признаётся Иван Николаевич, – по второму образованию – литературный работник.

Закончил Литературный институт – правда, как говорит, уже поздно – после тридцати и заочно (было это в 2007 году). Сперва учился в семинаре у Владимира Гусева – земляка-воронежца, потом, по собственному признанию, поругался с одной из его протеже и перевёлся к Александру Михайлову – от критики перешёл к прозе.

Иван Николаевич ностальгирует по «Литу» – по его атмосфере. Так боялся, что окажется «не в своей тарелке». В школе за творческие способности его звали не иначе, как «Ванька-художник». Звучит почти как «Иванушка-дурачок» – но мы-то помним, какие на самом деле эти «дурачки».

В Литинституте его встретили как родного. На вопрос «Что дало это образование?» Удодов отвечает:

– Общекультурные основы.

– То есть вам было просто интересно учиться?

– Очень интересно.

Учёба не прошла для Удодова даром – он великолепно знает историю (как малой родины, так и большой), ориентируется в современных литературных течениях (говорит, что постмодерн в литературе сегодня уже умер – и наступил «ледниковый период»), цитирует Шиллера, кусками зачитывает вслух его произведения:

– Шиллер был любимым поэтом в детстве. Все нормальные дети на утренниках читают Деду Морозу «В лесу родилась ёлочка», а я читал Шиллера – прочитал первые две строфы, и на меня посыпалось со всех сторон: «Ваня, Ваня, хватит, остановись!»

Сегодня Иван Николаевич возглавляет местное лито «Донские родники». Уровнем этого объединения не доволен: собираются, как правило, старики, молодёжи нет – происходит её отток в большой город.

– Вот я недавно расчленил одного местного писателя (у него в год по три книги выходит) – художественно расчленил. Так он мне мстить намеревается.

– Полемизирует?

– Если бы, – усмехается Иван Николаевич, – в администрацию на меня жалобу накатал.

Может быть, поэтому Удодов сегодня почти покинул «большое искусство»: вместо стихов пишет пародии на стихи, вместо картин – шаржи и карикатуры (он же по первому образованию художник – заканчивал худграф в Бутурлиновском училище).

Мы идём с Иваном Николаевичем по Павловску. Истории памятников архитектуры и городских достопримечательностей чередуются с историями жизни – Удодова, его родных, друзей, близких. Никого сегодня почти не осталось: семья из одиннадцати человек превратилась в одинокое существование в четырёхкомнатной квартире, доставшейся от родителей; друзья в девяностые годы разделились на два лагеря – одни убивали, других убивали. На том свете сегодня и те, и те.

Свободное время Иван Николаевич коротает в интернете – говорит, что сегодня там можно прочитать то, что долгие годы было не доступно. Например, из последнего прочитанного – воспоминания рыцаря-крестоносца – друга Салладина. Рыцарь прожил долгую жизнь – девяноста восемь лет – и в последние годы удивлялся, как, пройдя через все перипетии своей средневековой действительности, остался жив.

– А вы бы хотели дожить до девяноста восьми? – спрашиваем у Ивана Николаевича. Категоричное «нет!»:

– С моей-то наследственностью? Отец – крепкий мужик, кузнец, в последние годы высох и превратился в скелет. Мать тоже усохла на глазах – ты бы её одной рукой поднял. Самому бы автоматически заскелетироваться…

Иван Николаевич провожает нас до ДК «Современник». Прощается. Переходит дорогу – безлюдную. Только машины снуют туда-сюда и раздувают полы его плаща.

Неоднозначные впечатления от этого знакомства, этой прогулки, этого общения. На улице начинает капать дождик, в памяти крутятся слова Кушнера, произнесённые Иваном Николаевичем за всё время нашей беседы трижды:

Времена не выбирают,

В них живут и умирают.

 

 

Автор публикации

не в сети 5 дней

VGU

Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 10-05-2018
VGU
VGU

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля