Наши бабки на выдумки горазды
Май 14, 2018

 

Евгению Степановичу Мязину 85 лет. В шутку он скромно произносит: «Я никогда не носил чужой обуви». И это правда, потому что 73 года своей жизни Евгений Степанович посвятил сапожному мастерству. За это время, не выезжая из Павловска и сидя в небольшой мастерской, он обул около 220 тысяч человек.

– Нашу обувь сразу расхватывали, потому что кожаная, красивая, качественная, сделанная руками. Я же не мог делать кое-как.

Во время Великой Отечественной войны вдоль Дона проходила линия фронта.

– У нашей бабушки тогда рос табак, – улыбается Евгений Степанович. – Так мы его с мальчишками дергали и нашим солдатам носили. Те всё смеялись».

Двенадцатилетний Женя 6 сентября 1943 года пошел учеником в сапожную мастерскую. Как-то это дело ему больше остальных понравилось, да и было оно ему по силам.

 

 

После Победы молодой сапожник менять работу не стал, не захотел.

Только в 1949 году уже девятнадцатилетним парнем он все-таки попробовал себя в новой роли – токарном деле. Через три года, в армии, он снова чинил и мастерил обувь. А еще научился здорово играть на гармони.

С тех пор сапожник не бросал своего дела.

После службы Евгений Степанович вернулся в родной Павловск и продолжил работу на Комбинате бытового обслуживания. В его «обувной» команде было около 20 человек. Все выполнялось вручную, по спецзаказу, по точным замерам сельских и городских работящих ног.

– А где ж она там, в селе, купит себе такие туфли – чтобы прямо по ноге ложилась? Такие в магазинах не продают. В последние годы меня все еще спрашивают – «А Вы уже не шьете?». Нет, говорю, уже все не то, да и я не тот».

Пятилетка в два года – обычное для Евгения Степановича дело. Немного подумав, дедушка сказал, что за день мог смастерить десять пар «красоток». Это он так по-любовному называет кроссовки.

Руководители Комбината менялись, на посту директора побывал даже родной брат Евгения Степановича. Мастерская переезжала три раза, в 90-х многие сотрудники разбежались по частным предпринимателям. Наш герой неизменно трудился на своем рабочем месте.

 

– Зайду в магазин, посмотрю на прилавки. Что понравится – посмотрю, пощупаю. Потом в мастерскую иду, повторяю. Даже если есть образец, обязательно что-нибудь от себя добавлю – так красивее будет, – поясняет дедушка.

Его сын, Антон Евгеньевич, поясняет:

– По сути, и модельерами сами были. Но главное – все делалось качественно. Может, и не соответствовало выставкам в Париже, но сносу точно не было.

Свою жену сапожник встретил случайно, в автобусе. Свадьбу не отмечали, все сделали скромно. Правда, на других свадьбах Евгений Степанович играл до шишек на руках. Без музыки, говорит, жить нельзя.

В 1966 году родился сын. Антон Евгеньевич часто бегал к отцу на комбинат.

– Он уходил на работу раньше всех, а возвращался позже всех. И в субботу, в законный выходной, всегда трудился. Но я лишений никаких не чувствовал, – уверяет Антон Евгеньевич. – И чтоб вы понимали – первый раз я купил себе обувь в институте. До этого все ботинки для меня делал отец.

Он не пошел по стопам отца. Евгений Степанович не возражал.

– Нужно делать то, что нравится. Направления давать не надо. Зачем перебивать или, тем более, заставлять? Выбрал? Молодец. Давай, продолжай. А иначе ничего путного не получится.

Когда Советский Союз стал разваливаться и постепенно комбинат начинал хиреть, Антон Евгеньевич еще долго покупал отцу материалы для работы.

В трудовой книжке Евгения Степановича есть забавная запись от 1991 года. Именно в это время сапожник официально вышел на пенсию. С тех пор наш герой проработал в мастерской еще 25 лет.

– Это хуже нет, когда заняться нечем.

Автор публикации

не в сети 4 дня

SNIGU

Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 10-05-2018

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля