ВИДЕОВИЗИТКА. Воронеж. Авторы: Павел Пономарев, Ангелина Оболонская,

Анастасия Павлова, Екатерина Шамаева, Анастасия Минкина

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

 

КВЕСТ. Калининград. Павел Пономарев, фото и видео Анастасии Павловой

 

ГОЛУБИ НА НАБЕРЕЖНОЙ

 

 

У перископа подлодки – морской офицер: шевелюра густых, зачёсанных назад волос, бесхитростный – бесстрашный – взгляд. Знающий: «Наше дело правое…» И – знающий как будто, что будет потом.

А потом…

«За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Краснознамённой бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флота капитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, понизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение военного совета этого же флота».

В 1949 году «за расхищение социалистической собственности» Александр Маринеско был осуждён на три года лишения свободы.

Тогда мало кто знал о так называемой «атаке века» – когда 30 января сорок пятого моряки-подводники под началом капитана 3-го ранга Маринеско потопили гордость немецкого флота – девятипалубный океанский лайнер «Вильгельм Густлофф». 10 февраля того же года экипаж Маринеско успешно атаковал ещё одно немецкое судно – санитарный транспорт «Генерал Штойбен».

Героизм? Геройство?

Но…  

В шестидесятых – семидесятых о нем и о его подвиге говорить было не принято – уж очень одиозной фигурой был капитан: кавалер двух орденов Красного Знамени, ордена Ленина… Пил, разжалован, сидел.

На набережной Маринеско в Калининграде – памятник Александру Ивановичу.

Когда пришла Перестройка, пришло и время Маринеско: в 1989 году общественная организация Калининграда, «Комиссия Маринеско»,  стала собирать подписи о посмертном присвоении капитану звания Героя Советского Союза.

Был представлен в сорок пятом – не получил.

Получил к сорок пятой годовщине Победы. Посмертно.

А в 2001-м в Калининграде был открыт этот памятник.

Стою у памятника и думаю о судьбе человека.

О судьбах людей.

Мой родной город – Лебедянь. В Липецкой области. Три её уроженца  – Гусев, Гурьев и Нестеров (все погибли на фронте в Восточной Пруссии, все – посмертные Герои Советского Союза) – дали имена трём городам нынешней Калининградской области.

В Лебедяни был свой Маринеско – моряк Толя Соболев (да, так его все звали в городе – все звали и все знали). Офицер, штрафник, кавалер боевых орденов Красной Звезды и Отечественной войны II степени. Четыре ранения, две контузии. «Пэ-тэ-эс-эр» – посттравматическое стрессовое расстройство. Проще говоря – последствия военных травм. Больная психика. Алкоголизм.

Больной человек.

Стою у памятника и думаю: кому повезло больше?

Маринеско?

Соболеву?

Тем, кто не пришёл оттуда?

Никому?

Вокруг меня – вокруг памятника – слетелись, столпились голуби: то ли чувствуют, что у меня с собой хлеб, то ли знают, что я по маме – Голубев.

Прадед, Серафим Иванович Голубев, был контужен в сорок четвёртом. Получил свою Красную Звезду. Бог миловал – после войны не спился. Вырастил четырёх детей. Работал. Собрал районный хор ветеранов войны и труда. Солировал. Умер 11 мая девяноста восьмого – на третий день 53-й годовщины Победы.

Может, ему больше всех повезло?

Я не знаю.

Я знаю только: счастье – кормить голубей на набережной. В минуты тишины. В минуты мира. 

 

 

 

         

КАЛИНИНГРАД КАК КУЛЬТУРНАЯ СТОЛИЦА СНГ. Калининград.

Авторы: Павел Пономарев,

Анастасия Павлова, Анастасия Минкина (фото, видео)

 

 

 

 

КУЛЬТУРА БЕЗ ГРАНИЦ

 

 


 

МАНСУР

 

– Я не могу сказать, что органная музыка совсем не свойственна России, – говорит титулярный органист Кафедрального собора Калининграда Мансур Юсупов. – Просто мы воспринимаем её иначе. В первый раз мы слышим эту музыку не на церковной службе, как католики или протестанты (а русские в подавляющем большинстве своём –  православные), а на светском концерте. Получается, русский человек ожидает от органа гораздо больше, чем ожидает европеец. Который уже искушён органной музыкой, и удивить его сложно. А в России, в отличие от Европы, просто нет такой проблемы.

Во всей России больше ста пятидесяти органов – и маленьких (переносных), и больших – таких, как в Калининграде.

Хотя нет: в Калининграде – самый большой орган в России.

 

 

Для Мансура Юсупова калининградский Кафедральный собор – это родное место:

– Оба органа (в соборе их два) я знаю как свои пять пальцев. Мне здесь играть и легче, и ответственнее.

Почему так?

Потому что приходят и те люди, которые слышат Мансура не в первый раз (состоявшаяся аудитория).

Ухо у этой публики – востро.

Но ответственность, конечно, присутствует на каждом концерте: без этого музыканту – художнику – никак.

Игра на инструменте – диалог исполнителя с композитором.

Главное – быть честным в этом разговоре. Не обманывать – прежде всего, самого себя.

Не пропустил музыку через себя (не договорился с композитором) – оставь её. Отложи. Публику не обманешь – она фальшивую ноту услышит.

Сыграй то, что прожил. Пережил.

– У меня такое ощущение, – говорит Мансур, – что орган – это живое существо. Хотя я не сторонник одушевления вещей. Но назвать орган вещью – язык не поворачивается. Кажется, у органа всё-таки есть душа – замечал, что если относиться к органу плохо, то он ответит взаимностью. Поэтому надо любить орган.

Мансур Юсупов – не просто органист. Он – титулярный органист:

– Я сам не до конца понимаю, что это за чин такой. Это бренд нашего собора. Согласитесь, «штатный органист» звучит не так, как «титулярный органист». Традиция выбирать титулярных органистов пошла из Франции. Мы же, может, отклонились от классического значения слова «титулярный» – но зато это звучит.

Лауреат международных музыкальных конкурсов, Мансур Юсупов в Калининграде – четыре года. С тех пор, как в Кафедральном соборе объявили конкурс на титулярного органиста. В конкурсе принимали участие девять человек. Выбрали двоих. Мансур – один из них.

Но кажется, связь с Калининградом у Мансура – ещё до рождения: прадед Юсупова участвовал в штурме Кёнигсберга.

Сам же Мансур родился в Душанбе. Вырос в Оренбургской области. Там же получил первое музыкальное образование. А потом попал в консерваторию в Казань:

– И там я начал заниматься органом. (До этого был просто пианистом.) Попал в класс к ректору Казанской консерватории, народному артисту России Рубину Абдуллину. И он меня вдохновил. О фортепиано я думать перестал.

Из Казани Мансур едет в Петербургскую консерваторию.

Сейчас её заканчивает – вышел на финишную ассистентуры-стажировки (аналог аспирантуры). В мае – экзамены.

Мансур, объездивший Россию, был много раз за границей. Но переезжать пока никуда не хочет:

– Для музыки нет границ. Я – за культурный обмен. За то, чтобы стереть эти границы. Одно дело – политика, дипломатические отношения. Другое дело – отношения между людьми. На самом деле, границ не существует.

Конечно, считает Мансур, здесь иногда культуры не хватает.

Но ведь и то, там – чужое, не-наше.

Вот вся музыка Рахманинова – о России и в России.

За границей Рахманинову писать было очень трудно.

Причина?

Оторванность от родины – видимо, так.

А вот Стравинский за границей стал писать – не то, что в России.

Значит, дело в месте? В среде?

А язык музыки национальности не имеет.

И пусть китайцы с трудом воспринимают симфонии Малера.

Но чем шире взгляд музыканта – тем он, музыкант, сильнее.

Много в музыке непознанного ещё.

Многое с трудом играется на органе.

Но когда звучат вместе орган и дудук (свирель? банджо? ситар? Подберите пару на свой вкус), – вот тогда стираются границы.

 


 

ОЛЬГА

 

Ольга Юрицына работает в «Музее Иммануила Канта». В Кафедральном соборе на острове Канта. Когда-то называвшемся «остров Кнайпхоф». Это было до 1945 года – когда здесь была Восточная Пруссия. Кёнигсберг.

Отсюда он начинался. Тогда только – средневековый городок Кнайпхоф. (Потом Кёнигсберг обнимет его, примет в свои границы.) Хочется знать, как это было. Но пока археологические экспедиции только предстоят острову.

Именно сюда – на остров – пришла Ольга Юрицына. Сама (никто не звал): поняла, что может – и должна – помочь ему, острову Канта.

 

 

 

– Несмотря на то, что эта земля относительно недавно стала нашей, мы начали «обживать» не только её саму, но и её историю – начиная от тевтонских рыцарей и заканчивая современностью.

– Калининград – такой странный островочек, который всё время по разным поводам скатывается к ситуации: мы здесь, а  Россия вроде бы там, за границей. Это – не снобизм, это – объективная реальность. Мы, конечно, чувствуем себя россиянами, но, несмотря на это, нам, калининградцам, чтобы приехать в другие регионы России, нужно иметь заграничный паспорт и пересечь как минимум две границы – если мы добираемся по суше.

Трудно здесь, в Калининграде, не впасть в восторги от прошлого и в печаль от настоящего – так, во всяком случае, думает Ольга Юрицына:

– Я имею в виду то, что произошло с Калининградом во время Второй мировой войны.

То, что аукается им – нам – до сих пор.

Кафедральный собор в 1944 году был разрушен английской авиацией. Как почти всё поселение Кнайпхофа.

Когда сюда – в место, ставшее территорией Советского Союза, – приехали первые переселенцы из центральной части географической России, от города были руины.

И переселенцы стали отстраивать город: дома, предприятия, магазины… О культуре – европейской, стало быть католической (до XVI века – потом протестантской), стало быть, «не-нашей» – не зарекались; не до неё тогда было.

Руины острова должны были пустить под снос. Удержало одно – могила Канта. Уцелевшая (чудом – ни больше ни меньше) в бомбардировке.

Неживое дало новую жизнь.

Собор (с 1992 года) восстановили.

Во многом это – работа общественной группы Калининграда и её руководителя, заслуженного строителя России и впоследствии директора Кафедрального собора Игоря Одинцова.

Игорь Одинцов умер в прошлом году.

Собор – живёт.

Когда его восстанавливали, возник вопрос: что же там всё-таки будет?

Церковь?

Но если церковь, то какая?

Вернуть католицизм? Протестантизм?

Отдать РПЦ?

А может, церковь всех религий?

Нет.

Теперь всё это – часть истории. Часть культуры.

Для всех национальностей, конфессий и культур.

Культура для культур.

Метакультура.   Её и пытается «обживать» Ольга.

 


 

ВЕРА

 

Ничего нет. Только стены собора, уходящие в небо. Глухой, почти охрипший свет. Даже орган молчит. Но завтра – завтра, в день рождения Канта, 22 апреля, – он вновь скажет. Скажет всем нам что-то, о чём мы ещё не знаем. Но, может быть, предполагаем.

Мы – Вера Гориславовна Таривердиева (не дерзость это «мы»?) и я, её скромный – нет, счастливый! – со-беседник. («Со» – приставка общности, «единомышленничества»: со-чувствие, со-страдание, со-переживание).

 

 

В соборном пространстве осталось только два человека, сидящих друг напротив друга. А между ними – пустота, заполняемая памятью.

Вот Микаэл Леонович Таривердиев, пообедавший и принимающий кофе от Веры Гориславовны, встаёт из-за стола, не допив кофе, и идёт с отсутствующим выражением лица в свою домашнюю музыкальную студию. За ним идёт звукорежиссёр. Проходит полчаса. Таривердиев возвращается и говорит:

– Хотите послушать концерт для альта и струнных?

Так музыка падает в человека – и происходит чудо.

Вот Горислав Валентинович Колосов, фронтовик, журналист, учёный, первый декан журфака Воронежского госуниверситета, на своём последнем параде Победы в Новосибирске. Идёт в колонне ветеранов, под штандартами фронтов. Торопится, но не успевает – и получается, он то на одном фронте, то на другом…

Так человек спешит жить.

Вот Лев Ефремович Кройчик, второй после Колосова декан воронежского журфака и мой учитель, возглавляет хор – с преподавателями, студентами, оркестром – на концерте в Воронеже в юбилейный – 2016-й – год Таривердиева, организованном Верой. Хор завершает концерт и поёт:

 

Я спросил у ясеня,

          Где моя любимая

 

Так человек ищет взаимность.

Никого из них уже нет.

Мы идём с Верой Гориславовной по вечернему Калининграду – по странному, переходному времени – «от чего-то к чему-то», как говорит Вера Гориславовна. И вспоминается Лев Семёнович Выготский – его определение: «Мысль – соединение чего-то с чем-то».

Простота – способ высказывания. Возвышенного высказывания. Как у всех них – Таривердиева, Кройчика, Колосова…

Стыдно сегодня говорить возвышенно – не поймут. Не примут. Опошлят.

Машина – платформа, гаджет, сайт – приведут высказывания человеческие к единообразию. Унифицируют, так сказать.

И растворятся люди в виртуальном пространстве – похожие, одинаковые. Как будто ненастоящие. Как будто неживые.

А Вера Таривердиева – директор Кафедрального собора Калининграда – помашет ему, собору, уходя, на прощание – как самому живому существу. Как им – ушедшим, но не растворившимся.

И останется только память – то, что непременно было.

То, что самое настоящее.

 

 

ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ. Калининград.

Автор: Екатерина Шамаева (текст и фото)

 

  

«ГРАЖДАНИН МИРА»

Как уфимец переехал в Калининград
и стал европейцем

 

Шесть лет назад 35-летний Ричард Витчас завел аккаунт на ютубе и выложил видео, в котором он сообщил всему миру, что собирается переезжать из Уфы в Калининград с женой и двумя детьми. «Мы жутко простые люди, нам по тридцатнику, и мы из среднего класса”, — говорит Ричард, снимая себя на фронталку. Через полгода Ричард уже перевозил вещи и искал работу в самом западном регионе России.

 

 

Человек и четыре города

 

В графе “Родной город” на своей странице Вконтакте Ричард указал 4 города: Вильнюс, Уфа, Калининград, Москва. В каждом из них он прожил не менее 5 лет и каждый считает родным. Папа Ричарда из Вильнюса, мама из Уфы, сам он родился в Красноярском крае, а в Москве учился и часто ездит по работе. На переезд в Калининград он решился в 2014 году, в самый разгар экономического кризиса.

“Переезд не свойственен российскому человеку, а люди, которые на это все-таки решаются — смельчаки. Люди переезжают от нищеты, грубости, усталости. Жизнь их бьет, а здесь она релаксовая”, — говорит Ричард, прогуливаясь со мной вдоль Верхнего пруда. Семья Витчас живет в двух шагах от калининградской достопримечательности. Они уверены, что всегда нужно делать шаг вперед во всем — в первую очередь это касается условий жизни.

 

 

У Ричарда жена и две дочери 6 и 11 лет. При переезде он думал прежде всего о них. Ричард хочет, чтобы дети росли “гражданами мира” и понимали, что жизнь разная. Ехать в Европу без денег и знания иностранных языков семья не решилась, поэтому было решено, что для космополитического воспитания Калининград — лучшее решение.

— Москва, например, хороший город, но она больше для динамичной жизни. Там драйв, тусовки, деньги, карьерный рост. Когда человеку наступает 35, у него чуть-чуть меняется картина мира. Хочется спокойствия, — объясняет Ричард.

 

 

По пути нам не встретилось ни одной бумажки на траве — кажется, будто тут даже голуби убирают за собой. Экология — одна из причин переезда Ричарда и других выходцев из “Большой России”. А еще их привлекает Европа, которая находится под боком. Ричард вспоминает их с женой первое путешествие после переезда. Они отправились в Каунас, сняли номер в гостинице местой католической епархии, которая находится на центральной ратуше города, и пошли на баскетбол (спорт №1 в Литве).

 

Ричард меняет профессию

 

За 6 лет Ричард успел сменить 5 работ: пробовал себя в качестве бизнесмена, консультанта по недвижимости, редактора на телевидении, коммерческого директора и креативного продюсера. Сейчас он работает креативным продюсером в одной из московских киностудий.  Его жене с чисто уральской специальностью “материаловед” после переезда тоже пришлось перепрофилироваться: она стала техническим менеджером платформы онлайн-курсов.

В Калининграде в принципе туго с работой и местные держатся за свою нишу мертвым хваткой: рабочих мест мало, в основном все работают на Москву или другие регионы, как это делает Ричард.

Хотя, профессионалы в Калининграде нужны — особенно врачи. Их здесь мало, записаться на приём в срочных ситуациях очень тяжело. На операции людей отправляют в Санкт-Петербург или Москву.

 

Помощь переселенцам

 

Ричард завел аккаунт в ютубе и выложил первое видео о своем переезде за полгода до самого переезда. За первым видео воодушевляющим названием “Мы решили переехать! Миграция в Калининград” последовали ролики о плюсах и минусах жизни в городе, бюрократических тонкостях. Сейчас и на аккаунт ютуба, и на сообщество Вконтакте Ричарда подписаны около 9 тысяч человек.

 

 

Он также создал группу ВКонтакте и начал бесплатно консультировать переселенцев. Ричард Витчас делает это и сейчас, правда основная работа занимает много времени, поэтому тут он расставляет приоритеты. Ему пишут люди с совершенно разными ситуациями: например, недавно обратилась семья донбасских беженцев, которая укрывается на Камчатке и собирается переехать в Калининград со стартовым капиталом 250 тысяч рублей.

— Вначале они хотели купить что-то копеечное, а потом решили просто снять квартиру и начать карабкаться, — комментирует Ричард.

По его опыту, жалеют о переезде в Калининград только те, у кого не получается найти стабильный заработок внутри города.

 

«Все, вы опоздали»

 

«Я бы сделал видео под названием “Все, вы опоздали, переезжать в Калининград уже поздно», — заявляет он.

После начала пандемии и закрытия границ, все бросились осваивать отечественный туризм. В Калининград приехало много туристов, многие из которых остались здесь жить. По данным органа Федеральной службы госстатистики по Калининградской области, за год прирост населения увеличился в 8,5 процентов. Вместе с населением выросли цены на недвижимость: по сравнению с апрелем прошлого года, цена за квадратный метр увеличилась почти в 1,5 раза.

 

Место силы в месте силы

 

«Самое ужасное в Калининграде — сам Калининград», — шутит Ричард, — мне больше нравится в Зеленоградске, Светлогорске, Янтарном. Изучив весь Калининград и область, место силы для “гражданина мира” — поселок Донское в 50 км от Калининграда. Он стоит на возвышенности, в окружении диких пляжей, а рядом — маяк. Когда-то поселок был военным городком, поэтому сейчас там осталось много хрущевок.

«Стоит пятиэтажка, самая образцовая советская хрущевка: убитая и обшарпанная. Я выхожу из машины осмотреться, и ко мне подходят два мужика с пузырем водки и баллоном пива попросить мелочь. Около хрущевки — сосновый бор, мы проходим метров триста и застаем их товарища. На поваленном дереве все готово: огурцы, сало. Я смотрю на этих несчастных чуваков, которых можно найти в каждом дворе, но они живут в космическом месте. Это место, где даже люди находящиеся не в самой простой жизненной ситуации, у которых не все в этом мире обустроено могут быть по-настоящему счастливы», — вспоминает он.

 

 

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИЯ. Калининград.

Автор: Ангелина Оболонская

 

 

 

«НЕТ ВРАЖДЫ И ОТЧУЖДЕНИЯ»

Каково быть украинцем в Калининграде

 

Большое помещение в бывшей «Художественной галерее» на Московском проспекте, 60-62 Степан Британ ремонтирует уже восемь месяцев.  Данное помещение стало  Центром межнациональных встреч и Украинской национальной культуры, он получил благодаря поддержки Министра Беспалова Владимира Александровича и министерства по внутренней политики. Занятие по восстановлению помещения он не бросает, потому что все в своей жизни делает одинаково – с душой. Сейчас  Степан Британ  возглавляет местную общественную организацию украинскую национально-культурную автономию «Батькивщына» Калининграда , а также трудится вместе со всеми коллективами над восстановлением переданных помещений. 

            «Украинская национально-культурной автономии»  названа «Батькивщына», то есть «Родина». Здесь собираются украинцы, по разным причинам приехавшие в Калининград с момента образования и по сегодняшний день. Тут они говорят на родном языке, устраивают творческие вечера и не забывают о  своей  культуре. О том, каково быть украинцем в Калининграде и  сохранять национальную культуру хотят не все, по ряду причин  отсутствия времени и прежде всего занятостью, я узнала у Степана Британа лично.

Творческий коллектив украинской организации в Калининграде (Степан Британ второй слева)

 

Украину своими руками

Степан Викторович встретил меня в рабочем костюме с пятнами краски и побелки. Говорит: зал для «Батькивщыны» выделили меньше года назад. С тех пор он проводит за ремонтом по несколько часов ежедневно. Раньше в помещении текли потолки,  отслаивалась штукатурка  на стенах, а в полу были дыры. Сейчас течь удалось устранить, а дыры в полу  заделали плиткой. 

         По центру установили сцену с гримеркой, на гранты купили аппаратуру. Женщины  украинских коллективов собственноручно сшили кулисы из оранжевой шторной ткани. 

 Так и получился культурный центр для калининградских украинцев. Здесь они собираются трижды в неделю репетировать народные песни. А график концертов у них расписан до июня. Все праздники и памятные даты они не только  встречают вместе, но проводят концерты с другими национальными коллективами, а  народные умельцы проводят бесплатные мастер-классы по лепке из глины, созданию оберегов. 

Численность украинской диаспоры в Калининграде большая – почти  40 человек, а в Калининградской области проживает украинцев  более 30 тысяч человек.  Она занимает третье место после русских и белорусов. Все переехали сюда  с момента создания Калининградской области. В нынешнее время приезжают украинцы по разным причинам, но в основном, из-за работы. В Калининграде можно найти хоть какую-то оплачиваемую работу. 

«Переехать легко. Самое главное – понять, нужен человек здесь или нет. Хочется ли здесь жить? Те, кто устроились, работают на стройке, кто-то организовал свою компанию, создают семьи», – рассказывает Степан Британ.

С началом украинского конфликта в Калининград переехало много беженцев. Степан Викторович вспоминает, как к нему пришла девушка, которая приехала из Украины и сильно тосковала по родной земле. В импровизированной библиотеке «Батькивщыны» она увидела книгу на украинском языке, попросила почитать. А когда закончила – оттаяла, будто ком с души сошел.

Тем, кому трудно привыкнуть к новому месту жизни, могут прийти в центр на Московском проспекте, 60-62, чтобы пообщаться, получить консультацию, а может и с коллективами попеть и послушать украинские песни, взбодриться. За этот год украинская национально-культурная автономия «Батькивщына» провела Рождественские встречи, концерт ко Дню защитника отечества и 8 марта, Шевченковские дни. 

 

 

Главный

 

Глава Украинской национально-культурной автономии, Степан Британ –  украинец из Полтавской области. В детстве он стремился стать врачом, даже изучал медицину. Пока в его жизни ни случилось обстоятельство, перевернувшее его жизнь. Однажды дядя Толя, учившийся в военном училище, приехал в гости. Когда он вошел в комнату в парадной военной форме, мировоззрение Степана перевернулось. Юноша загорелся мечтой стать военным.

Свою военную мечту он воплотил в жизнь. Закончил Полтавское зенитно-ракетное училище и по распределению служил в разных местах и в 1986 году попал в Калининград. Здесь и закончил службу. 

«Все было нормально, – говорит глава организации. – Была работа, мы жили с женой, сыном, дочерью. С начала снимали квартиру, платили по ЖКУ, затем получил квартиру. На житье хватало, не жаловались».

 

Дружба и вражда

 

Степан Викторович с горечью он отмечает, что молодежь не приобщаются к народным традициям. У них свои заботы, а сохранение культурных традиций отошло на второй план. Нынешние участники украинских коллективов «Батькивщыны» – пенсионеры.

«Жизнь меняется. Хочется, чтоб мы были ближе, роднее, а мы отделяемся. Каждый друг на друга льет грязь. Мы теряем духовность. Я – человек уходящего поколения, у нас нет вражды и отчуждения», – объясняет Степан Британ.

По его мнению, уровень культуры сегодня снижается. Так же как и градус теплоты и дружбы. Как остановить это, мой герой не знает. Может, помирить народы сможет культура?

«Я не знаю, как решится украинский конфликт, но уверен: рано или поздно наступит мир. Украина во времена моего детства была житницей, там плодородные земли. Все росло, а трудолюбивый народ обрабатывал поля. Сейчас там такой же народ, как и здесь – безработный. Это политические отношения, а я в политику не лезу», – объясняет Британ. 

Кто дружен, тот силен. Поэтому прибывающим в Калининград украинцам местная организация «Батькивщына» оказывает посильную помощь. 

«У нас есть определенное взаимодействие с министерством иностранных дел и консульствами. Люди приходят за помощью, а мы им не отказываем – собираем документы, решаем их вопросы с консульством, либо рассказываем, что нужно сделать».

Как-то случилась такая история: женщина привезла старенькую  маму в Калининград из Украины. И тут она умирает, не успев даже подать документы мамы на российский паспорт, и 80-летняя мать остается одна. Ее находит полиция в разваленном строении и хочет депортировать на родину, но сделать это тоже оказывается невозможно из-за отсутствия документов. Оформлять документы пришлось  организации через консульство Украины. Степан Викторович договорился с сослуживцами, нашел матери инвалидную коляску для транспортировки и отправил-таки на родину, где проживал её сын. Тяжелая история…

«Я не бросил Родину, мы дружны, едины, – подытожил глава украинской национально-культурной автономии Степан Британ. –  Мы здесь, в Калининграде, помним о ней. Местные власти помогают нам жить в мире и дружбе более 30 наций живущих в Калининградской области и работа Центра межнациональных встреч подтверждение тому».

Степан Викторович благодарит губернатора Калининградской области Антона Алиханова за решение о выделении помещения под Центр межнациональных встреч. 

 

 

 

БФУ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ. Калининград. Автор: Ангелина Оболонская,

Павел Пономарев, Анастасия Павлова (видео)

 

 

БФУ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ

 

Наш проект сайт нам не дал загрузить, но мы не оставим вас без счастливого конца!

 

 

 

НАША БАЛТИКА. Светлогорск. Автор: Анастасия Минкина (текст, фото),

Екатерина Шамаева (верстка)

 

 

 

 

СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ СВЕТЛОГОРСКА

 

 

P. S. Нажми на карту, любопытный человек!                             

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля