Про комаров и людей в режиме онлайн

Глазами ВГУ

Внутри ленты — медиасюрприз!

 

ЧУДО ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА

Андрей Золотухин 23:50 

ПРО КОМАРОВ И ЛЮДЕЙ. ВСТУПЛЕНИЕ

Вообще-то мы приехали в Павловск писать о достопримечательностях, о чуде провинциального города, о достижениях и проблемах, о людях, простых, и тех, кто пытается изменить жизнь к лучшему. Но пришлось писать и о комарах. Куда же без них? Они в течение этих майских дней стали вездесущим дополнением павловских пейзажей. Но разве это комары! – сказал нам многоопытный журналист Павел Гутионтов, – настоящий комар, если его схватить, он в руке не помещается, снизу лапки, а сверху хоботок торчит. А эти даже пищать толком не умеют.
Вы слышали их писк?
Зато даже не пищат, а ухают, бухают, гукают, гремят облепившие Дом культуры «Современник» темные автомобили с открытыми настежь дверями – словно комариными крыльями. Рядом с ними – стайки темных людей – здесь тусуется, коротая вечера, павловская молодежь. Вместо того, чтобы открыть двери дворца культуры и заняться бальными танцами или хоровым пением. Или хотя бы сольным караоке. Стесняются, наверное, не привыкли к культуре, которая за дверями ДК. А в дискозале «Современника» аниматор Наташа Белодедова со студентами лучших журфаков страны вечер знакомств проводит с концертом и дискотекой. И кое-кто из самых смелых павловчанок и павловчан тоже здесь – смотрят на это, внимают. Самые смелые, наверное, улетят куда-нибудь подальше, а зауханным, забуханным, загаканным какая доля достанется? В принципе в Павловске-то, как и в других небольших городах региона с инфраструктурой стало все очень неплохо: и тебе дворец культуры, и дворец спорта, и музеи, и рестораны, разве что театра нет. С работой не очень, конечно, но госслужбу ведь никто не отменял. И интернет в Павловске гоняет, и инстаграм корпоративный практически во всех организациях. И людей, непохожих на комаров, много. И они сами себе помогают, пытаются благо устроить для себя, для родной семьи, для родного города. Хотя иногда, бывает, кусаются.

 

ПРОСТЫЕ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПАВЛОВЧАНЕ

Павел Пономарёв. 20:14 

ВАНЬКА-ХУДОЖНИК

– Мы можем поговорить с директором? – спрашиваем у мужчины в вельветовом плаще, клетчатом костюме и рубашке в синюю полоску, встречающем нас на входе в Павловский краеведческий музей.

– У нас нет директора, – угрюмо отвечает мужчина – солидный, с зачёсанными назад смолисто-пепельными волосами, – есть только научный сотрудник, то есть я.

– Нас должны были встретить.

– Я вас должен был встретить. Я и разрабатывал все эти квесты – вместе с вашими руководителями. И что же вы от меня хотите узнать?

– В первую очередь, наверное, информацию о педучилище, которое вы называете «красным Капитолием».

– А я не называл наше педучилище «Красным Капитолием». Это уже ваши руководители нафантазировали – никогда оно красным не было. Так им и передайте. Я только сказал, что это здание похоже на Капитолий по архитектуре.

Научный сотрудник Павловского краеведческого музея Иван Удодов – в ужасном виде (сам так про себя сказал), поэтому фотографироваться отказался категорически:

– Терпеть этого не могу, особенно для публикаций. Я в таких случаях всегда прячусь.

Иван Николаевич простыл – на Девятое мая попал под дождь (а был в одной короткой рубашке). И сегодня уже собирался было уходить домой – температурил – но мы успели его застать на рабочем месте. Когда он узнал, что кроме нас двоих – Тани и меня – к нему «в гости» больше никто прийти не намеревается, расклеился ещё больше:

– Надо было всё-таки уходить. Не подходите ко мне близко – я ужасен!

(Это он о нас так позаботился – чтобы мы не заразились. Его простудой.)

Рассказывая о том самом «красном Капитолии» – бывшем павловском реальном училище, а ныне средней школе – вспоминает, как преподавал в ней рисование и черчение:

– Но это было в 92-м – 94-м годах. А сегодня она – «с УИОП», – брезгливо выговаривает аббревиатуру «с углублённым изучением отдельных предметов».

– Я тоже ваш как бы коллега, – признаётся Иван Николаевич, – по второму образованию – литературный работник.

Закончил Литературный институт – правда, как говорит, уже поздно – после тридцати и заочно (было это в 2007 году). Сперва учился в семинаре у Владимира Гусева – земляка-воронежца, потом, по собственному признанию, поругался с одной из его протеже и перевёлся к Александру Михайлову – от критики перешёл к прозе.

Иван Николаевич ностальгирует по «Литу» – по его атмосфере. Так боялся, что окажется «не в своей тарелке». В школе за творческие способности его звали не иначе, как «Ванька-художник». Звучит почти как «Иванушка-дурачок» – но мы-то помним, какие на самом деле эти «дурачки».

В Литинституте его встретили как родного. На вопрос «Что дало это образование?» Удодов отвечает:

– Общекультурные основы.

– То есть вам было просто интересно учиться?

– Очень интересно.

Учёба не прошла для Удодова даром – он великолепно знает историю (как малой родины, так и большой), ориентируется в современных литературных течениях (говорит, что постмодерн в литературе сегодня уже умер – и наступил «ледниковый период»), цитирует Шиллера, кусками зачитывает вслух его произведения:

– Шиллер был любимым поэтом в детстве. Все нормальные дети на утренниках читают Деду Морозу «В лесу родилась ёлочка», а я читал Шиллера – прочитал первые две строфы, и на меня посыпалось со всех сторон: «Ваня, Ваня, хватит, остановись!»

Сегодня Иван Николаевич возглавляет местное лито «Донские родники». Уровнем этого объединения не доволен: собираются, как правило, старики, молодёжи нет – происходит её отток в большой город.

– Вот я недавно расчленил одного местного писателя (у него в год по три книги выходит) – художественно расчленил. Так он мне мстить намеревается.

– Полемизирует?

– Если бы, – усмехается Иван Николаевич, – в администрацию на меня жалобу накатал.

Может быть, поэтому Удодов сегодня почти покинул «большое искусство»: вместо стихов пишет пародии на стихи, вместо картин – шаржи и карикатуры (он же по первому образованию художник – заканчивал худграф в Бутурлиновском училище).

Мы идём с Иваном Николаевичем по Павловску. Истории памятников архитектуры и городских достопримечательностей чередуются с историями жизни – Удодова, его родных, друзей, близких. Никого сегодня почти не осталось: семья из одиннадцати человек превратилась в одинокое существование в четырёхкомнатной квартире, доставшейся от родителей; друзья в девяностые годы разделились на два лагеря – одни убивали, других убивали. На том свете сегодня и те, и те.

Свободное время Иван Николаевич коротает в интернете – говорит, что сегодня там можно прочитать то, что долгие годы было не доступно. Например, из последнего прочитанного – воспоминания рыцаря-крестоносца – друга Салладина. Рыцарь прожил долгую жизнь – девяноста восемь лет – и в последние годы удивлялся, как, пройдя через все перипетии своей средневековой действительности, остался жив.

– А вы бы хотели дожить до девяноста восьми? – спрашиваем у Ивана Николаевича. Категоричное «нет!»:

– С моей-то наследственностью? Отец – крепкий мужик, кузнец, в последние годы высох и превратился в скелет. Мать тоже усохла на глазах – ты бы её одной рукой поднял. Самому бы автоматически заскелетироваться…

Иван Николаевич провожает нас до ДК «Современник». Прощается. Переходит дорогу – безлюдную. Только машины снуют туда-сюда и раздувают полы его плаща.

Неоднозначные впечатления от этого знакомства, этой прогулки, этого общения. На улице начинает капать дождик, в памяти крутятся слова Кушнера, произнесённые Иваном Николаевичем за всё время нашей беседы трижды:

Времена не выбирают,

В них живут и умирают.

 

 

 

ПОКА СХОДИ ТУДА, НЕ ЗНАЮ ТУДА, НАЙДИ ТО, НЕ ЗНАЮ ЧТО

Василий Сумароков 8:53

ОБЫКНОВЕННЫЕ ЧУДЕСА

О том, как святой источник Головище дарит вдохновение, вторую молодость и косые взгляды

Чтобы спуститься к источнику Головище от ближайшего села Ливенка, надо пройти километра три по крутой укатанной машинами дороге. Пешком спускаться-то не просто, а подниматься ещё сложней. Особенно для пожилых людей, которые сюда в основном и ходят. Ходят с XIX века. Говорят, что уже два столетия назад это место считалось святым. Кто-то рассказывает, что на дне одного из здешних колодцев видели Богоматерь, кто-то говорит, что тут утонул сын попа, и после этого здесь стали происходить чудеса. Одни верят, что вода из источника укрепляет брак, другие – что желудок. В общем, легенды уже подзабылись, да и чудес здесь давно не было. Или были?

У первого колодца (их здесь три) стоит самодельный монумент – прибитое к фанере полотно, на котором отпечатано стихотворение Валентины Бирюковой – идейного вдохновителя и организатора благоустройства источника.

– Я никогда стихов не писала, разве что матерные частушки, – признаётся Валентина Ивановна. – Но в 2016 году, когда мы только собирались начинать заниматься Головищем, все подряд нам в помощи отказывали. Я как-то пришла домой, села за стол и давай рыдать. Плачу-плачу, и тут на меня снизошло вдохновение, как чудо, взяла ручку и написала это стихотворение за четыре минуты. И с того времени всё постепенно стало налаживаться.

Вообще, идея благоустройства древнего источника зрело у Валентины Ивановны давно. Она родилась в Ливенке, но уезжала отсюда, жила в Воронеже и в Тверской области. И только когда она вернулась на малую родину, по-настоящему загорелась идеей.

В 2015 году в Воронежской области стали организовываться ТОСы (территории общественного самоуправления). И вместе с новой главой Ливенского сельского поселения Анной Харцызовой Валентина Ивановна организовала ТОС и стала его председателем. А потом и наступил тот самый кризис, приведший к неожиданному вдохновению.

– Сначала было очень сложно собрать людей, никто не хотел помогать никак: ни деньгами, ни работой. И мы с мужем и ещё несколькими активными бабушками стали своими силами потихоньку работать. И оказалось, что людям надо было видеть, что будет какой-то результат, даже самый маленький. Постепенно к нам стали приходить, помогать, и работа пошла быстрее. Представляете, у нас даже бабульки под 80 лет с палочками вёдра щебёнки таскали! Мы их нашей паралимпийской командой называли. Как будто вторая молодость у них началась!

После ТОС получил два гранта, на 127 000 и 275 000 соответственно. Правда, с государственными деньгами пришли косые взгляды. Некоторые местные жители стали сетовать, что лучше бы на эти деньги отреставрировали местную церковь.

К слову, именно функции церкви взял на себя этот источник. Во времена гражданской войны церковь сначала разграбили, а после переквалифицировали в винзавод, который, правда, долго не продержался, вскоре закрыли и его. И святым местом стал источник. Сюда приходил батюшка (иногда даже вместе с хором), вёл службы, крестил детей. Здесь до сих пор на основные церковные праздники проводятся службы. Прошлым летом тут построили деревянную купель и установили новый крест, а в будущем даже хотят выстроить вокруг него ротонду. Но главная мечта Валентины Бирюковой ещё масштабнее.

– Я мечтаю, чтобы здесь был чудесный вишневый сад. Хорошо бы поставить в центре кованое железное дерево, на котором молодожены будут вешать замочки на свадьбу… Но это всё мысли далёкого будущего. Больше я документы на гранты подавать не хочу, уже как-то неудобно, есть же и другие места, которым нужны деньги. Но пока буду жива, хоть понемногу, но буду заниматься этим местом.

Кстати, бабушка Валентины Бирюковой, которая и приучила внучку к вере и первый раз привела на источник, прожила 103 года.

– А вдруг и мне столько отмерено, – восклицает Валентина Ивановна. – Надо же чем-то заниматься!

Так думает не только она. Работы на источнике (всё, включая купель, делалось местными жителями) подарили новый смысл половине села Ливенка. Многим местным старикам оказалось нужно дело, которое смогло стать стимулом к работе и жизни. И я бы не стал смеяться над идеей посадки вишнёвого сада.

P.S. А ещё рядом с источником совершенно нет комаров. Вот уж точно чудо.

 

ЧУДО ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА

Виталий Коцюба, Анастасия Палихова 11:52

ДОРОГА В РАЙ ЗАРОСЛА ТРАВОЙ?

Чудеса провинциального города не всегда находятся в самом Павловске — иногда нужно проехать чуть дальше, чтобы увидеть нечто вечное и гармоничное. Мы с Виталием отправились в Белогорье — там находится самый известный пещерный монастырь Воронежской области.

У Белогорского мужского монастыря нас встретил отец Александр в москитной шляпе. Из-за разлива воронежских рек здесь очень много комаров. Но, оказавшись в глубине пещеры, мы тут же забываем об этом.

Монахи издавна жили в меловых пещерах Белогорья, но в XIII веке из-за татаро-монгольского нашествия им пришлось покинуть эти места. Официальная история монастыря начинается в 18 веке с его первой настоятельницы Марии Шерстюковой. Она жила с мужем, донским казаком, в селе Белогорье. В 45 лет Мария овдовела и пустилась «во все тяжкие» — блуд, пьянство, колдовство и бродяжничество — на десять лет. Осознав свое грехопадение в 55 лет, Мария решила уйти в отшельничество. Чтобы искупить хотя бы часть своих грехов в уединении, в Белогорье она начала копать пещеры: очищать старые и рыть новые. Вскоре к ней присоединилось еще несколько человек. Однако местные жители помнили прегрешения Марии и видели в ее возвращении дурной знак. Они писали жалобы в епархии, в синод, к губернатору. Им казалось, что в пещерах собираются секты, которые занимаются пьянством и развратом.

Когда жалобы попали на стол царю Александру I, он решил проверить слухи. Специальная комиссия доложила царю, что пещерокопатели занимаются богоугодным делом. Тогда царь выделил из казны 2,5 тысяч рублей серебром на постройку и оснащение храма в честь его небесного покровителя. Так появился храм Александра Невского.

Отец Александр рассказал, что туристы чаще всего приезжают в монастырь летом: иногда здесь проводят и по пятнадцать экскурсий в день.

— К нам приезжают люди со всего мира — из Германии, Новой Зеландии… Часто приезжают итальянцы. Во время войны они вывезли отсюда Донскую икону Божьей Матери, или, как они ее называют, Мадонна дель Дон. Сейчас она находится в храме в Венеции.

О событиях и жизненных ситуациях обитатели монастыря, как ни странно, знают даже больше, чем миряне.

— От посетителей мы узнаем очень много новостей и историй. Знаете, Высоцкий пел и про скалолазание, и про уголовный мир,  и про войну. Занимался ли он всем вышеперечисленным? Нет, он просто общался с людьми. Чтобы что-то знать, нужно просто уметь слушать!

Оказалось, что отец Александр интересуется современной литературой, например, читает Терри Пратчетта. Когда мы выходили из монастыря, он рассказал притчу о кузнеце и Смерти. Кузнец работал в кузне, и вдруг внезапно открылась дверь. Кузнец обернулся — и увидел перед собой Смерть. Он спросил: «Вы за мной?». Оказалось, что Смерть пришла совсем за другим делом — наточить косу. В процессе работы выяснилось, что коса для Смерти — совсем не оружие. Люди сами убивают друг друга. «Так зачем же вам коса?», — спросил кузнец. «Понимаете, сегодня умер тот, кому надо в рай. А за много сотен лет дорога в рай заросла травой. Надо ее прокосить».

 

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЬ (КВЕСТ)

Татьяна Бростовская 11:56

Павловское училище реально, как и прежде? 

Самое яркое и изысканное в Воронежской области здание было построено в 1905 году в стиле необарокко.
В провинциальном городке вроде Павловска такое здание смотрится ещё более величественно и внезапно.
Его называют Павловским Капитолием из-за внешней схожести со зданием конгресса США в Вашингтоне.
Изогнутые и кривые линии  в архитектуре корпусов, нарочито много праздничного декора, куполообразная крыша венчается маленьким глобусом. До революции помимо классических гуманитарных школ были школы реальные. Там не преподавали древние языки, а в учебном плане преобладала математика и естественные науки. Сейчас в бывшем реальном училище располагается Павловский педагогический колледж. Майским утром 2018 года дела здесь идут по-прежнему. Прохладные рекреации и головокружительно высокие потолки по-прежнему внушают спокойствие и мудрость. Двери скрипят.

Утренний свет по-прежнему преломляется через розовые витражи высоких окон в актовый зал. Ученики несерьёзны – наверняка как и прежде. Разве что школьную форму ребята не носят. Зато слушают Элджея через ITunes и пританцовывают, толкаясь. Увидев меня, настороженно смотрят.

– Ребят, что круче – литература или математика?– спрашиваю.

– Танцы!

Вжух – и мальчишка слетает вниз по перилам широкой витой парадной лестницы.

 

 

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ ПАВЛОВСК

Редакция команды ВГУ, 12:59

В ПАВЛОВСКЕ ОТКРЫЛОСЬ НЕЗАВИСИМОЕ ОНЛАЙН-МЕДИА

Срочное сообщение! 15 мая в ДК «Современник» запустили уникальный интернет-журнал «Медиаписк». Команда анонимных авторов подготовила специальный выпуск о борьбе павловчан за собственную кровь.

ЧУДО ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА

Татьяна Бростовская 13:32

ПАВЛОВСК, ЮНОСТЬ, КОРАБЛИ

«Море видел каждый, но море в душе – только у особенных людей». Эту фразу придумала Анжелика, дочь педагога клуба юных моряков. Её мать – Юлия Михайловна – работает в клубе почти с его основания. Со своей длинной косой и чёлкой Юлия выглядит очень мягко и женственно. Через нее прошли тысячи детей. Родители приводят в клуб даже малышей — первоклассников. Юлия Михайловна уже в первые дни даёт им в руки автоматы и показывает, как стрелять.

Кстати, девочек в клубе даже больше, чем парней. И по словам преподавателей, их результаты лучше.
Само существование этого местечка — настоящее чудо.


Клубу 28 лет и он работает без стороннего финансирования, но главное – юные павловчане ( сейчас в клубе 120 учеников) действительно горят традициями русского флота.
У клуба есть свой флаг и шевроны с изображением апостола Павла – покровителя Павловска.
После окончания обучения мальчики поступают в военные вузы и служат. 8 выпускников Юлии носят звание гардемаринов.

На занятиях по морскому делу ребята почему-то не любят «флажный семафор» – передачу знаков и слов разноцветными флажками. Зато такелаж — вязание морских узлов – самое любимое их занятие.
Мечтая стать гардемаринами, юные моряки изучают тактику, самооборону, медицинскую, огневую и даже альпинистскую подготовки. Стреляют из винтовок и из пистолетов. Тщательно учат историю, особенно – военно — морского флота и Воронежского края.

Ребята часто ездят на общие соревнование к морю, а дома – на маленьких парусных судах выходят на Дон. Причём сами управляют судами.

– Их руки – это и мои руки тоже, – произносит Юлия.

Она смотрит в окно на майский солнечный день, и медленно говорит:

–В этом году у меня уходит одиннадцать человек.

Вдруг тихонько начинает плакать, но быстро успокаивается.

– Когда экипаж уходит, думаешь – всё! Лучше них никого не будет. А потом приходят новые, и всё повторяется.
Мы ведь очень много путешествуем вместе. Однажды наш корабль сломался и пришлось вызывать буксир. Тогда мы очень медленно шли по реке Дон в полной темноте. Детям это очень запомнилось.

Я всегда говорю им: вы самые красивые. Вы – чайки.

Просто очень много сил и знаний в них вкладываешь, учишь, живёшь их жизнью, а потом отпускаешь в свободное плаванье. Это бывает больно.

P.S. Основание Павловска связывают с деятельностью Петра I, по приказу которого была построена в 1709 году крепость у впадения реки Осереди в Дон. В период царствования Петра в Павловскую крепость переводят часть корабельных верфей из Воронежа, что способствует процветанию города. В Павловске были построены 1 линкор, 2 фрегата и 10 провиантских судов (1711 год).

 

 

ДОСТИЖЕНИЯ & ПРОБЛЕМЫ

Татьяна Бростовская, Василий Сумароков, Павел Пономарёв 13:17

ПАВЛОВСК – ИСТОРИЯ ЗАМКНУТОГО КРУГА

 

 

Нежно-розовая краска кирпичей потерлась и облупилась после многочисленных безжалостных павловских дождей. Здание в модном некогда стиле необарокко печально и медленно разрушается на углу исторического центра Павловска по адресу ул. Ленина, 12.До революции постройка была Коммерческим клубом и дворянским собранием.

Затем в ней поселились судебные приставы. Во время ремонтных работ в здании произошёл пожар. В один момент прекрасная фигурная крыша рухнула, и с тех пор ни одна душа не входила внутрь здания.

Консоли, большие остеклённые окна, железные проемы и косые причудливые лестницы. Всё это – подражание барокко в голландском стиле. Дома в XVIII-XIX веках украшали колоннами с двойными каннелюрами, лучковыми фронтонами, фигурами богов и атлантов.

Даже в таком состоянии стиль необарокко на улице Ленина несёт гордое умирающее изящество.

Что думают по этому поводу представители городской власти?

Глава города Вячеслав Щербаков, с которым мы намеревались пообщаться на тему сохранения историко-культурного наследия Павловска, деликатно перенаправил нас к главному архитектору города, объясняя отказ в беседе тем, что именно в этот момент уезжает по делам.

Начальник сектора по градостроительству, архитектуре и земельным отношениям администрации города Надежда Колесник объясняет, что единого руководства над памятниками архитектуры в Павловске нет:

– Все здания входят в разную собственность: городскую, районную, областную, частную.

(Последняя преобладает.)

Видимо, отсутствие единой чёткой линии в проведении реставрационных работ и есть главная проблема Павловска исторического. Хотя в администрации города так не считают:

– Наоборот, это очень удобно, – говорит Надежда Владимировна, – за свой памятник отвечает собственник. Есть же индивидуально-жилищное строительство, где каждый собственник отвечает за свой дом. Всем же это удобно.

Возникает в таком случае вопрос: сохранит ли собственник исторический облик своей собственности?

– Вам придётся пройти со мной пешком, – научный сотрудник Павловского краеведческого музея Иван Удодов проводит нам экскурсию по историческому центру Павловска, — уж знали бы вы, сколько петиций я писал, выступал и на Московском, и на воронежском телевидении – всем по фигу!

Вместе мы бродим по улицам города и заражаемся безысходностью. В этих условиях городская администрация по разработанному ею документу – Правилам благоустройства города – и может разве что установить «зону строгой регламентации» в исторической части города, то есть наложить ограничения по использованию и самих памятников, и прилегающих к ним территорий. Властью города это и делается – в частности, она запретила использовать наружную рекламу в исторической части Павловска. Есть ограничения и по застройке: процент застройки, высотностность.

 

 

«Историческое ядро» Павловска начинается от Петровского сквера, вдоль Проспекта революции. Около улицы Карла Маркса зона расширяется, захватывая набережную и парк. Общая площадь этой территории – около десяти гектаров.

Другой уникальный памятник архитектуры XVIII века – бывший кинотеатр – и вовсе был загублен собственными руками одних предприимчивых людей.

Кинотеатр был построен в 1912 году в стиле модерн. До революции назывался «Иллюзион», после – «Комсомолец». А сейчас его продали, со всех сторон забили пластиком и покрасили в цвет куполов соседнего здания – Казанского храма. Сегодня внутри бывшего кинотеатра – ресторан «Роуз» и сауна. В ней, по словам горожан, функционирует местный бордель.

История этого места – настоящая легенда.

Сначала австриец-дворянин пытался построить в здании пивоварню, но по неизвестным причинам не смог реализовать эту идею и уехал назад в Австрию.

Тогда новый хозяин, еврей по фамилии Кибур, решил переделать здание под кинотеатр и пошёл занимать деньги у соборного протоиерея. На что тот ему ответил: «Займу, но сначала – крестись».

Так и появился в Павловске один из первых в Воронежской области кинотеатров.

– Помню, смотрел там в первый раз фильм «Москва слезам не верит», – Иван Удодов тоже ничему не верит и настроен мрачнее некуда.

В городскую собственность из 42-х памятников культурного наследия, находящихся на территории Павловска, входит только один – собственно, здание городской администрации, бывший дом купца Одинцова; здесь же – и городской краеведческий музей, в котором работает Удодов.

Хотя организация, курирующая в Воронежской области все памятники культурного наследия и следящая за их состоянием, вроде бы есть – это Управление по охране культурных объектов Воронежской области. Оно даёт и разрешение на реставрацию. Без согласия этого департамента памятник трогать нельзя. То есть даже если здание принадлежит городу и нуждается в реставрации, городским властям всё равно нужно писать заявления, ждать экспертизы от областной организации и так далее. Замкнутый круг получается.

– А долго приходится ждать получения всех необходимых разрешений? – интересуемся мы в секторе по градостроительству, архитектуре и земельным отношениям городской администрации. Наш вопрос заставляет задуматься сотрудников отдела:

– В последнее время никаких ремонтных и реставрационных работ у нас не проходило, – говорит Надежда Колесник.

– А выделяются ли какие-то средства из областной администрацией на содержание памятников культуры?

– Существуют областные программы, в рамках которых заложены средства на содержание памятников культурного наследия. По ним поступают все финансы от области.

– То есть существует практика финансовой поддержки регионом?

– Программа такая есть, но… на моей памяти средства нам ни разу не приходили.

Может быть, в таком случае попробовать сделать упор не на государственные, а на частные средства? Задаём этот вопрос Ивану Удодову – как человеку, имеющему опыт в борьбе с системой. Но ответ снова не обнадёживает:

– Я думаю, чтобы привлечь инвесторов, нам нужна революция и только она.

Согласно изданию РИА «Воронеж», павловчане ещё в 2012 году подавали обращения губернатору Воронежской области и в районную прокуратуру с просьбой возвратить культурному памятнику города – бывшему зданию кинотеатра – его прежний исторический облик. Однако местные мужчины клубятся вокруг сауны, а рекламные вывески все больше расползаются по фасаду.

Вот вам и запрет городской администрации на наружную рекламу в исторической части города.

Складывается ощущение, что власть запрещает, народ нарушает, интеллигенция выступает. Чтобы власть снова запретила – уже навсегда.

Замкнутый круг.

Только ведь не будет никогда этого «навсегда» – вспомните историю. Своего города. Своей страны. Сколько на Руси таких Павловсков – выцветающих на теле родинок?..

 

 

Над лентой работали:
Татьяна Бростовская
Павел Пономарёв
Виталий Коцюба
Василий Сумароков
Анастасия Палихова
Андрей Золотухин

 

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля